zapogi.ru 1 ... 2 3 4 5

ГЛАВА Ш РОССИЯ И РУССКИЙ МИР



1. Роль государства в структурировании и консолидации русского мира.


Современное состояние российского общества вызывает серьезную тревогу у многих отечественных экспертов. Кризисные явления констатируют демографы, экономисты, социологи, представители политических кругов, причем, не обязательно находящихся в оппозиции к официальным властям. По оценке А.Юрьева (заведующего кафедрой политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета, разработчика предвыборной программы партии "Единая Россия"), через пять –семь лет будет остро стоять вопрос о существовании России. Население сокращается как шагреневая кожа, и если не будет найден способ финансового, экономического и социального устройства страны в такой ситуации, то России не будет(1)

В августе 2003 года в беседе с питерскими аналитиками С.Переслегиным, Н.Ютановым и Д.Ивашинцовым, давно и плодотворно занимающимися проблемой структурирования русского мира и его концептуальным основанием один из авторов этой книги задал вопрос: "А кто заказчик проекта под названием России? Кто реально заинтересован в сохранении российского государства из международных игроков? И насколько можно принимать в качестве национальной корпорации сегодняшний государственный аппарат, раздираемый клановыми противоречиями и в большинстве своем находящийся на содержании различных финансово-промышленных групп?".

С.Переслегин прокомментировал это так: "Хороший вопрос. Очевидно, что за века существования российского государства сложилась некая духовная абстракция – эгрегор, который стимулирует развитие и сохранение самой идеи российского государства и различного ее воплощения". Представляется, что если поискать среди международных игроков, включая государства и транснациональные корпорации сторонников сохранения российского государства найти можно и в немалом количестве. Несомненно, что многие из них будут поддерживать проект под названием "Россия", руководствуясь своими национальными или корпоративными интересами. А вот, что касается русского мира и плохо структурированной, но все же реально существующей российской диаспоры, – это, несомненно, на сегодняшнем этапе не только сторонники укрепления России и ее позицией в системе международных связей, но и потенциальный ресурс для осуществления данных задач.


Задача инвентаризации внутренних и внешних ресурсов для укрепления российского государства была продекларирована В.В.Путиным сразу после прихода к власти. Возросший интерес к диаспоральной теме был вплетен в канву данной задачи и именно потому в последние годы государственные люди на разном уровне декларируют первостепенность и важность выстраивания эффективной системы взаимодействия с зарубежной диаспорой.

Озвучивание идеи – это уже серьезный прорыв и уход от господствовавшего долгое время подхода к диаспоре как получателю российского ресурса. Однако, сейчас первостепенной задачей для российского государства является не столько постоянное подтверждение своей готовности ресурсно подходить к зарубежной диаспоре, сколько выстраивание эффективной системы коммуникативных связей с ней и определение основных опорных точек, костяка, на котором будет выстраиваться инфраструктура русского мира.

При выстраивании модели имеется в виду, что диаспоры понимаются как а) оригинальные подразделения этноса, расположенные в пространственном и временном удалении от территорий исторического этногенеза и имеющих реальные демографические, социально-экономические и культурные характеристики;

б) этносоциальные системы, отличающиеся сущностной и функциональной противоречивостью дихотомией внутренних и внешних связей;

в) субъекты межэтнических, внутригосударственных, международных отношений, тяготеющих к социальному посредничеству и компромиссу в полиэтническом и мультикультурном пространстве;

г) субъекты формирующейся системы гражданского общества, реализующие самоорганизацию и самоуправление в условиях демократизации социально-политической системы;

д) объекты национальной политики, включенные в доктринальную, стратегическую и тактическую систему этнополитического менеджмента(2).

В этой связи представляется весьма перспективной модель, которую использует в своей работе с зарубежной диаспорой Правительство Москвы. Речь идет о создании Международного Совета Соотечественников, объединяющего представителей российской диаспоры всех стран, различных социальных слоев и групп. Это ядро, от которого смогут расходиться различные коммуникативные каналы, и, в перспективе, это - полноправный участник системы общественных, экономических, культурных и гуманитарных отношений, представляющий интересы транснациональной корпорации – русский мир.


Продекларировав отношение к зарубежной диаспоре как к важнейшему внешнеполитическому ресурсу и основе русского мира, российское государство должно распространить подход к диаспоре как к транснациональной корпорации и на внутренние диаспоральные объединения, действующие на территории нашей страны. Без этого мы остановимся на полпути и не только продемонстрируем, прежде всего, нашим соседям из республик бывшего СССР, двойные стандарты и односторонний подход. Мы лишим себя возможности задействовать ресурс внутренних диаспор для укрепления наших международных позиций, выйти на русскоязычную часть этих диаспор, проживающую в третьих странах и потенциально способную быть частью русского мира.

Как реализовать возможности диаспор как продуктивного демографического и профессионально-трудового ресурса? Как использовать посреднические ресурсы диаспоры в оптимизации межэтнических отношений, в предупреждении этнополитической напряженности и конфликтов; как обеспечить своевременное и действенное политико-правовое регулирование диаспорами как национальными меньшинствами; как обеспечить эффективное управление диаспорами как объектами национальной политики РФ?

По оценке ведущих российских экспертов по проблемам внутренних диаспор, в РФ диаспоры все явственнее становятся субъектами не только культуры, но и политики. В этой связи диаспоры как субъекты межэтнических отношений должны занимать собственное место в концепции государственной политики РФ. Соответственное место, на наш взгляд, они должны занимать и в региональных политических, и в правовых актах, принимаемых в регионах с полиэтничным мозаичным населением, в котором представлены диаспоры.( 3).

Что же касается политики в отношении зарубежной диаспоры то в канву структурирования русского мира она начала вплетаться с 2001 года, после выступления на Конгрессе зарубежных соотечественников президента РФ В.В.Путина. Целесообразно проинвентаризировать существующую законодательную базу, регулирующую политику России в отношении зарубежных соотечественников и посмотреть насколько она способна стимулировать и поддержать действия по консолидации и структурированию русского мира.


До 24 мая 1999 года, когда Президентом РФ был подписан Федеральный Закон "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом", головным документом в системе нормативно-правовых актов, предусматривающих меры защиты прав и интересов российских соотечественников в странах СНГ и Балтии являлись "Основные направления государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом", утвержденные постановлением Правительства РФ от 31 августа 1994г. № 1681.

Как это предписывалось тем же Указом, постановлением правительства РФ 11 декабря 1994 года было утверждено Положение о правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, на которую было возложено обеспечение реализации первоочередных мероприятий по поддержке соотечественников в государствах – участниках СНГ и странах Балтии.

Стратегической линий российской политики было названо содействие интеграции соотечественников в политическую, социальную и экономическую жизнь новых независимых государств, адаптации к местной культуре при сохранении собственной культурной самобытности.

По оценкам экспертов, в настоящее время начинается новый этап политики России в отношении соотечественников – более жесткий и прагматичный, менее конъюнктурный и декларативный, синхронизированный больше с внутриполитическим курсом руководства России(4).

В основных направлениях поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на 2002 – 2003 годы в разделе Ш п.2 «Финансовая и экономическая поддержка соотечественников в государствах – участниках СНГ и государствах Балтии» отмечается: «Исходя из того, что значительная часть соотечественников, проживающих в странах СНГ и Балтии относится к социально не защищенным слоям населения, Российская Федерация рассматривает оказание им помощи и поддержки как одну из важных составных частей государственной политики в отношении соотечественников, проживающих за рубежом. Для этих целей используются средства федерального бюджета в пределах ассигнований соответствующего года. Прямая финансовая поддержка( в пределах выделенных на эти цели бюджетных средств) будет оказываться в первую очередь социально не защищенным группам соотечественников, проживающих(пребывающих) в государствах – участниках СНГ и государствах Балтии).


В то же время в Основных направлениях констатируется, что Российская Федерация приветствует и поощряет в рамках своего законодательства сотрудничество соотечественников и их организаций с российскими предпринимательскими структурами всех форм собственности. В Мерах по оказанию финансовой и экономической поддержки, развитию гуманитарных, культурных, образовательных, научных, информационных и деловых связей с соотечественниками специально выделены следующие аспекты

Потенциал зарубежного русского мира пока не актуализирован и не реализуется, подавляющее большинство соотечественников не вовлечено должным образом в процессы общественной и экономической жизнедеятельности как государств своего постоянного проживания, так и России, нуждается в защите, поддержке и покровительстве со стороны Российской Федерации. Со своей стороны. Российская Федерация также заинтересована в совершенствовании имеющихся и создании новых, более действенных и менее затратных механизмов осуществления государственной политики в отношении зарубежной диаспоры, выстраивании современных моделей взаимодействия с соотечественниками, выявления и реализации совпадающих интересов, разработке оптимальных форм и методов взаимной поддержки.

Правовую основу действий Российской Федерации по поддержке соотечественников составляют общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, Федеральный Закон "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом" от 24 мая 1999 года №99-ФЗ и другие федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие деятельность федеральных органов государственной власти в сфере внешней и внутренней политики.

Реализация конкретных мероприятий осуществляется в рамках и с учетом национального законодательства этих государств и общепринятой мировой практики.

Главными целями поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом являются:


всестороннее содействие полноценной реализации и эффективному обеспечению прав и свобод соотечественников, а также их других законных интересов в странах проживания на основе соблюдения норм международного права;

налаживание и развитие всесторонних связей Российской Федерации с соотечественниками, а также их организациями;

активизация роли соотечественников и их организаций в расширении равноправных и взаимовыгодных отношений России с зарубежными государствами и дальнейшем развитии демократических преобразований в Российской Федерации;

изучение проблем современных диаспор и опыта их разрешения, исследование состояния российской диаспоры, мониторинг положения российских соотечественников в зарубежных государствах, особенно в странах СНГ и Балтии, выработка на этой основе эффективных механизмов, форм и методов осуществления мер поддержки и взаимодействия.

В целом, российская политика в отношении соотечественников за рубежом направлена на их адаптацию и интеграцию в жизнь стран проживания при добровольном сохранении этнокультурной самобытности, а также на формирование механизмов их законной, контролируемой миграции в Россию, достижение оптимального баланса между этими процессами. Россия намерена принимать на своей территории в соответствии со своими международными обязательствами и национальным законодательством соотечественников, вынужденно покидающих страны их нынешнего проживания вследствие возникновения чрезвычайных обстоятельств, на основе соответствующих программ обустройства вынужденных мигрантов с учетом своих экономических приоритетов и возможностей.

Важной задачей содействия адаптации и интеграции соотечественников является поддержка их самоорганизации. Решение этой задачи способно существенно расширить возможности соотечественников законными средствами обеспечивать в стране проживания свой равный статус с гражданами других национальностей, адекватное политическое представительство и участие в принятии решений, доступ к материальным и иным ресурсам, а также самостоятельно создавать условия для сохранения и развития собственной культуры наряду с приобщением к культуре стран проживания.


Выступая в защиту принципа культурного многообразия, Российская Федерация придает важное значение сохранению, развитию и распространению за рубежом русской культуры и языка как одного из мировых языков, являющегося средством межнационального общения на постсоветском пространстве, рабочим языком СНГ. В этой связи поддержка русского языка и культуры составляет одну из важнейших задач государственной политики Российской Федерации. Российская Федерация также поддерживает меры по сохранению в среде соотечественников иных родных для них языков и культур.

Принципиально важным является позиция, согласно которой задача поддержки самоорганизации соотечественников в прикладном плане требует выявления и выбора своего рода опорных точек роста, целенаправленное воздействие на которые, стимулирование их контактов между собой, позволит сформировать инфраструктуру самоорганизации диаспоры и собирания "русского мира", который в настоящее время представляет собой конгломерат слабо связанных этнических и социальных групп, духовно отождествляющих себя с Россией. Осуществление задачи структуризации диаспоры тесно связано с выполнением задачи активизации роли организаций соотечественников, поскольку она призвана оживить внутренние источники развития диаспоры.

Российская Федерация поощряет, поддерживает и покровительствует развитию сотрудничества с соотечественниками в области образования, культуры и искусства в различных сферах научных, гуманитарных, информационных, деловых, профессиональных, спортивных, детских, молодежных, женских, ветеранских, парламентских, творческих, религиозных и других контактов и связей, в том числе на основе многосторонних и двусторонних соглашений с зарубежными государствами и их последовательной реализации.

К основным направлениям деятельности в сфере культурного присутствия России в зарубежных государствах относятся: создание и развитие сети российских центров науки и культуры, прежде всего в ближайших для России государствах, интенсификация культурных связей на основе имеющихся договоров и соглашений и заключения новых; содействие всем видам обменов и контактов между Российской Федерацией и соотечественниками; популяризация культуры народов России за рубежом.


Российская Федерация содействует реализации прав соотечественников на получение, использование и распространение информационных связей между российской диаспорой и Российской Федерацией, а также внутри российской диаспоры. В этих целях Россия принимает меры по заключению межгосударственных соглашений по сотрудничеству в целях обеспечения этнокультурных, образовательных, информационных, языковых и иных потребностей соотечественников, а также по реализации соответствующих программ сотрудничества.

Российская Федерация содействует и поощряет развитие всесторонних контактов и связей между российскими общественными организациями и общественными объединениями соотечественников, российскими гражданами и соотечественниками за рубежом, а также развитие российских общественных инициатив, направленных на поддержку и взаимодействие с соотечественниками за рубежом, включая создание специализированных общественных организаций.

В интересах развития сотрудничества и взаимодействия между соотечественниками и их общественными объединениями оказывается содействие реализации общественных инициатив по созданию всемирной и региональных международных неправительственных общественных организаций российской диаспоры, объединяющих юридических и физических лиц – резидентов зарубежных стран и Российской Федерации.

В целом, установки и декларации, принятые как руководство к действию после Конгресса зарубежных соотечественников, представляются намного более продвинутыми и приближенными к реализации геоэкономических и геокультурных задач, нежели предыдущие концептуальные подходы. Проблема заключается в том, что выстраивание инфраструктуры декларировано, но не имеет реального заказчика и исполнителя.

Недовольство с положением дел с защитой прав российских соотечественников, с выстраиванием отношений с зарубежной диаспорой прозвучало в выступлении президента Российской Федерации в Министерстве иностранных дел РФ 26 января 2001 года: "Практически в ходе каждого визита в страны Содружества я встречаюсь с представителями русскоязычной общины. И я должен сказать, нареканий по поводу нашей с вами работы в этой сфере много. Это касается не только дипломатических служб. Это касается усилий государства в этой сфере в целом. Но и дипломатической службы тоже и в информационно-аналитическом плане, и в непосредственной работе с людьми. Мы явно не дорабатываем в защите нашей диаспоры, в защите русской культуры и русского языка. Миллионы людей, которые в одночасье оказались оторваны от своей от своей Родины, ни в чем не повинны. Из этого и нужно исходить. Понимаю, что работа с людьми требует много сил, много терпения, такта. Огромная работа ложится на консульскую службу. Такова специфика деятельности дипломатов в странах СНГ. Здесь нужны и специальная профессиональная подготовка, и особые человеческие качества."


Думается проблема не в конкретных структурах, а в непонимании, как использовать крайне ограниченный внутренний ресурс для решения такой глобальной задачи, кто может быть союзником государства в решении этой задачи: и в России, и за ее пределами. Любопытно, что госзаказы на исследования по диаспоральной тематике касаются только мониторинга процессов, происходящих в зарубежной российской диаспоре. Хотя, гораздо важнее и продуктивнее выстраивать коммуникативные модели. Но это, видимо, следующий этап генезиса государственной политики в отношении зарубежных соотечественников.

В контексте инвентаризации внутренних ресурсов важен опыт регионов Российской Федерации. Декларированный на Конгрессе соотечественников прагматический подход к зарубежной российской диаспоре рассматривает ее как важный компонент и ресурс развития гражданского общества в России, фактор интеграции Российской Федерации и ее регионов в систему современных мирохозяйственных связей.

Интеллектуальный, общественно-политический и финансово-экономический потенциал российской диаспоры может реализоваться только через поиск совпадающих интересов с партнерами из России, как на уровне государственных структур, так и хозяйствующих субъектов, общественных организаций, в том числе региональных.

Создание эффективной модели сотрудничества с различными слоями и категориями зарубежной российской диаспоры позволит субъектам Федерации использовать диаспоральный ресурс для решения внутренних проблем, в том числе привлечения инвестиций; создать дополнительные возможности для развития международного и культурного сотрудничества.

Важной задачей является участие субъектов Федерации, особенно национальных республик, в формировании и структурировании русского мира, объединяющего людей различных национальностей, религий, социальных слоев, ощущающих свою сопричастность к России и ее культуре.

Федеральные органы государственной власти признают полномочия субъектов Федерации в данной сфере. Так, в Основных положениях региональной политики, проблемы, связанные с соотечественниками, рассматриваются в разделе, посвященном государственному регулированию международной и внешнеэкономической деятельности субъектов Российской Федерации. В договоре о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Кабардино-Балкарии к ведению Республики было отнесено принятие, обустройство репатриантов из числа этнических кабардинцев, а их репатриация на историческую родину и связанные с этим вопросы гражданства рассматривались в качестве предметов совместного ведения (п. «т», ст.4).


Нередко принципиальные подходы органов государственной власти и отдельных ее субъектов расходятся довольно существенно. Так, в ряде республик на конституционном уровне закреплялись положения, поощряющие иммиграцию соотечественников ( Республика Адыгея, Кабардино-Балкария Республика, Республика Дагестан).

Ряд регионов использует в официальных документах, либо в практической деятельности собственные дефиниции и интерпретации понятий «соотечественники» и «русский мир». В соответствии с ранее принятой программой поддержки соотечественников Администрацией Санкт-Петербурга давалось следующее дефиниция понятия «соотечественник»: «соотечественниками считаются лица, постоянно проживающие в странах Балтии, связанные с Россией историческими, этническими, культурными, языковыми и духовными узами, стремящиеся сохранит свою самобытность, испытывающие потребность в поддержке контактов и сотрудничестве с Россией». В настоящее время, Администрация Санкт-Петербурга вообще отказалась от использования термина «соотечественники» в программе поддержки зарубежной диаспоры, обозначив ее как «Поддержка российской культуры в регионах Балтийского моря».

Понятие «соотечественники» разработано в законодательстве республики Адыгея, и также ориентировано на региональную специфику. В республиканских законах и актах речь идет о репатриантах – соотечественниках, возвращающихся на историческую родину. В соответствии с законом о репатриантах 1997 года соотечественниками признаются иностранцы, прямые предки которых в результате кавказской войны вынужденно покинули историческую территорию Адыгеи( Черкессии).Данное понятие распространяется как на представителей адыгской диаспоры, так и на выходцев из данной местности вне зависимости от национальности.

Термин «русский мир» используется только в программах Правительства Москвы, хотя задачи его поддержки и структурирования были четко обозначены президентом В.В.Путиным в выступлении на Конгрессе зарубежных соотечественников. Администрация Санкт-Петербурга в качестве ключевой определила задачу структурирования «варяжского мира», т.к. «Петербург является преемником Ладоги, а не Киева или Москвы».(


Таким образом, серьезной проблемой является отсутствие четкого разграничения предметов ведения и полномочий с субъектами Российской Федерации в этой сфере. Практика показывает, что многие регионы разрабатывают и принимают законы и иные правовые акты, регламентирующие взаимоотношения с соотечественниками, их возвращение в Россию, порядок предоставления им гражданства. Возникающие коллизии между федеральным и региональным законодательством требуют своего разрешения.

Анализ деятельности субъектов Российской Федерации по созданию системы поддержки и взаимодействия с зарубежной диаспорой показывает, что за исключением Москвы и некоторых регионов (Татарстан, Владивосток), в основном, используется репатриационная и патерналистская модели взаимодействия с российской диаспорой. В то время как патернализм, т.е.восприятие российской диаспоры лишь как объекта защиты и поддержки сужают наши отношения с российским зарубежьем, оставляют вне диаспоральной политики России адаптированную часть русского и русскоязычного населения, желающую сохранить свою российскую самобытность и испытывающую потребность в поддержании контактов и сотрудничестве с Россией.

Необходимо отметить, что ряд регионов были вынуждены заниматься репатриационной политикой в силу исторических причин(возвращение адыгов и т.п.), своего приграничного положения и других фактов. Их опыт должен быть проинвентаризирован и по возможности использован. Несмотря на то, что российская политика в отношении зарубежных соотечественников направлена на их адаптацию и интеграцию в жизнь стран проживания при добровольном сохранении этнокультурной самобытности, Россия принимала и принимает на своей территории соотечественников. переселяющихся на добровольной основе или вследствие возникновения чрезвычайных обстоятельств. Репатриационная модель нуждается в дополнительном законодательном обеспечении. В перспективе, она может стать одним из факторов предотвращения демографической катастрофы, грозящей России.


Опыт зарубежных государств показывает, что наиболее эффективным является выстраивание работы с диаспорой не по страновому, а по стратовому признаку, предполагающему консолидацию социально значимых слоев диаспоры, выступающих в качестве опорных точек по работе с соотечественниками. Стратовый подход закреплен в программе правительства Москвы и осуществляется практически. Причем, в качестве одного из основных стратов выбрана деловая элита русского зарубежья. Попытки осуществить стратовый подход предпринимает Администрация Санкт-Петербурга, выделив в качестве объектов две социальные группы: ветераны и молодежь.

Составной частью федеральной политики собирания «русского мира» является создание системы взаимодействия с зарубежными диаспорами выходцев из национальных республик Российской Федерации(северо- кавказскими, тюркскими, финно-угорскими организациями). Это серьезный экономический и общественно-политический потенциал и он должен быть изучен и задействован. Многие Субъекты Федерации ведут активную работу с национальными диаспорами, но этот опыт пока плохо востребован и известен Федеральным органам власти. Есть немало примеров, когда российские посольства за рубежом не работают с российскими национальными диаспорами, что вызывает непонимание у последних. Отметим, что Посольства Турции в ряде стран активно работают с северо-кавказскими диаспорами, а финские, венгерские и эстонские дипломаты тесно взаимодействуют с финно-угорскими диаспорами выходцев из России.

В качестве модели может быть изучен опыт Кабардино - Балкарии, поддерживающей тесные контакты с зарубежной балкарской и черкесской диаспорами в Турции, Сирии, Иордании, в том числе через Всемирную ассоциацию черкесов – международную черкесскую ассоциацию (МЧА). Указом президента КБР в 1999 году был установлен День памяти адыгов – жертв Кавказской войны и адыгов, насильственно вывезенных за пределы России, в т.ч. в страны дальнего зарубежья. Осуществляется политика социально-экономического обустройства адыгов, возвращающихся на историческую родину (в Кабардино-Балкарию и Адыгею); нормативно-правового оформления фактов репатриации, в т.ч. получения гражданства для иммигрантов и членов их семей; предоставления зарубежным соотечественниками достоверной информации о социокультурных перспективах «исторической родины».


В целях поддержания этнополитической стабильности и управления системой национальных отношений в КБР создана Комиссия по межнациональным отношениям и работе с общественными объединениями при Президенте КБР. Комиссия. В том числе, осуществляет взаимодействие с зарубежными диаспорами титульных народов республики. Проблема зарубежной диаспоры кабардинского и карачаево- балкарского народов находится в центре внимания органов власти КБР как проблема культурологического и политического содержания Культурологический аспект состоит в провозглашении этнокультурного единства диаспоры и материнского этноса, в создании и укреплении межгосударственного транскультурного единства. Политическими доминантами являются тезисы о восстановлении исторической справедливости в отношении адыгов(черкесов), о признании геноцида черкесского народа, о получении им статуса народа-изгнанника, о содействии потомкам депортированных адыгов в их возвращении на историческую родину.

В свою очередь, эксперты отмечают со стороны черкесских диаспор, проживающих в Турции, Сирии, Иордании, повышенный интерес к политической ситуации на Северном Кавказе. Рядом руководителей зарубежных черкесских организаций на официальном уровне декларируется осуждение терроризма и сепаратизма, участие в террористических действиях «влиятельных черкесских общин».

Концепция государственной национальной политики Республики Северная Осетия – Алании также демонстрирует стремление к установлению тесных контактов осетинского народа с осетинами Южной Осетии и других зарубежных стран. Серьезный опыт накоплен Республикой Татарстан, Башкирией, Республикой Коми и т.д.

Отдельная тема – развитие связей субъектов Федерации с международными объединениями мировых диаспор. Поскольку «русский мир» является перекрестком многих этнокультурных миров, то вполне закономерно подключение диаспорального ресурса других образований транснационального характера, географически, экономически, исторически завязанных на Россию. Прежде всего, речь идет об еврейской, армянской, греческой и других т.н. мировых диаспорах, используя потенциал которых можно получить доступ к ресурсу других этнокультурных миров и разработать возможные формы кооперации с ними как в интересах российского государства, так и российских регионов. Часть российских субъектов Федерации поддерживает активные связи с зарубежными организациями, объединяющими выходцев из России, и принадлежащими к другим мировым диаспорам: объединениями русскоязычных евреев, понтийских греков, русскоязычными армянами и т.п. Подобный опыт следует поддержать и максимально придать ему прагматический характер.


По общему мнению, именно Москва как субъект российской Федерации нередко берет на себя функции по разработке и внедрению пилотных проектов в сфере сотрудничества с зарубежными соотечественниками, защиты их прав, реализует новые подходы к взаимодействию с российской диаспорой, что привлекает к активному участию в этом направлении деятельности правительства Москвы все новые социальные группы - политиков, бизнесменов, ученых и общественных деятелей.

Правительство Москвы рассматривает нашу зарубежную диаспору как важный фактор межгосударственных отношений, а русское зарубежье как составную часть современной цивилизации. Москва же испокон веков была и остается центром и собирательницей "русского мира", его духовной опорой и символом консолидации(5).

Правительством Москвы принята Комплексная целевая среднесрочная программа поддержки соотечественников за рубежом на 2003 – 2005 годы. Основные направления реализации программы предусматривают такие положения как правовая защита соотечественников, включающая мониторинг соблюдения их прав и законных интересов; учет положения российских соотечественников при осуществлении экономического и культурного сотрудничества Правительства Москвы со странами их проживания; поддержку инициатив общественных организаций Москвы по защите прав и законных интересов зарубежных соотечественников; осуществление сотрудничества с международными правозащитными организациями.

Плодотворное сотрудничество с зарубежными соотечественниками может стать важным компонентом и ресурсом развития гражданского общества в России, ее интеграции в систему мирохозяйственных связей. Интеллектуальный потенциал соотечественников, их финансовые возможности и практический опыт работы, особенно в развитых рыночных системах, востребованы на исторической родине.

Однако этот потенциал при отсутствии организационных и финансово – экономических условий для сохранения и развития диаспоры будет оставаться до конца не использованным. Для их создания необходимо провести работу по формулированию проблем, определению "опорных точек роста", целенаправленное воздействие на которые будет способствовать систематизации всего процесса взаимодействия с соотечественниками, а также реализации совпадающих интересов через совершенствование имеющихся и создание новых, более эффективных и рентабельных механизмов взаимодействия.


Наиболее эффективным является выстраивание работы с диаспорой не по страновому, а по так называемому стратовому признаку, предполагающему консолидацию социально значимых слоев диаспоры, выступающих в качестве опорных точек работы с соотечественниками.

Репатриационная модель взаимодействия с диаспорой нуждается в дополнительном законодательном обеспечении. Детально проработанные механизмы возвращения и обустройства зарубежных соотечественников на родину должны быть отражены в Законе о репатриации.

Закон о репатриации может стать одним из действенных инструментов созидания русского мира, а также механизмом, стимулирующим экономическое и культурное возрождение и развитие России. Помимо этого, принятие Закона послужит одним из факторов предотвращения демографической катастрофы, грозящей России вследствие непрекращающегося на протяжении ряда лет сокращения численности населения. Важно, чтобы указанный Закон предоставлял достаточно гибкий режим для отдельных категорий переселенцев, включающий право выбора у зарубежных соотечественников: оставаться ли в стране проживания или уезжать в Россию на правах репатриантов.


2. Роль неправительственных организаций в консолидации русского зарубежья.

В систему взаимодействия с зарубежной российской диаспорой включен достаточно широкий круг участников. Причем, сама эта тема может быть использована в деятельности различных структур, начиная от финансово-промышленных групп и кончая благотворительными организациями в самом разнообразном контексте: от обоснования конъюнктурных и узкокорпоративных задач "заботой о национальном интересе" до попыток(и нередко довольно эффективных) создать центр притяжения для определенных социальных групп российской диаспоры.

В этой связи нуждается в детальном изучении опыт многочисленных фондов и ассоциаций, деятельность религиозных организаций, политконсалтинговых групп, работающих на "русской поляне", специалистов по коммуникативным технологиям, которые представляют собой штучный, но весьма влиятельный фактор.


Опыт показывает, что деятельность негосударственных субъектов процесса нередко (и довольно часто) оказывается более эффективной в достижении поставленных задач. Следует напомнить, что сама идея русского мира родилась не в государственных кабинетах, а в экспертных кругах, а достоянием политиков она тоже стала, благодаря профессиональным коммуникаторам.

Поэтому пренебрежительное (а скорее, обусловленное банальной завистью к более успешным партнерам) мнение, нередко озвучиваемое чиновниками средней руки: "Это не государственная организация и нечего ее воспринимать" не только ошибочно, но и довольно не дальновидно. Функционера поменять легко, профессионала воспитать сложно, тем более совмещающего аналитический подход с умением выстраивать коммуникативные связи.

Создав каналы связи между действующими коммуникаторами в виде корпорации или неформальных контактов, можно добиться таких результатов, каких никогда не добьются функционеры, даже если они будут общаться каждый день. Чем шире круг связей у коммуникатора, тем выше его профессиональная ценность. Как следствие, не так уж лишен оснований тезис об экспертном сообществе как о пятой власти.

Одной из наиболее важных задач стимулирования процесса структурирования русского миры является создание информационных каналов между диаспорой и Россией, внутри диаспоры. между диаспорой и русским миром как более широким понятием.

Проблема формирования информационной картины ситуации в русском зарубежье является достаточно острой. Во-первых, принимаемые Россией государственные решения в отношении зарубежных соотечественников довольно часто не находят поддержки в массовом сознании именно благодаря отсутствию адекватной информационной картины. Данные опросов и социологических исследований подтверждают, что значительное количество россиян не имеет четкого представления о ситуации в русском зарубежье.

Как следствие, по данным ВЦИОМ более двух третей россиян не видят целесообразности в выделении государственных средств на поддержку российской диаспоры. Это резко контрастирует, к примеру, с позицией венгерского общества, где 80 процентов населения поддерживают политику властей по отношению к зарубежным венграм.


Во-вторых, принимаемые в отношении соотечественников государственные решения, федеральные и региональные программы, конкретные мероприятия, в том числе проводимые в рамках Правительства Москвы, крайне неохотно, а зачастую поверхностно освещаются российскими СМИ. С одной стороны, это объясняется тем, что, по мнению руководства ряда российских газет, тема соотечественников мало интересна российскому читателю. Наиболее яркий пример – решение редакции "Независимой газеты" прекратить выпуск страницы "Русский проект", обосновав это тем, что данная тема не интересна широкому читателю.

По мнению руководства газеты "Россия.", публикации, освещающие ситуацию в русском зарубежье, не имеют "событийного" характера, а значит, нет смысла их публиковать.

С другой стороны, подавляющее большинство материалов носят реактивный характер и не дают системной картины процессов, происходящих в российской диаспоре. Так, анализ ряда российских печатных изданий: "Российская газета", "Независимая газета", "Литературная газета", "Коммерсант" за прошедший месяц показывает, что на 10 материалов по проблемам соотечественников 3 посвящено странам Балтии; 2 - процессам, происходящим в Туркменистане ( что объясняется обострением проблемы гражданства); 1 – Украине; 1 – другим странам СНГ; далее по частоте упоминаний идут заявления российского руководства по данной теме и ситуация в дальнем зарубежье.

Есть целые регионы и социальные пласты российской диаспоры (деловые круги, молодежное движение и т.п.), по которым информации, практически, нет.

В-третьих, острой проблемой остается слабая подготовка журналистских кадров, освещающих эту тему. Например, проблема гражданства сейчас очень актуальна для Туркмении. И, видимо, неплохо, что "Независимая газета" в публикации за 4 июня 2003 года решила обратиться к этой теме. Но само название приемлемо, скорее, для желтой прессы и звучит оно так: "Тайные агенты Туркменбаши. Сотрудники российского посольства в Ашхабаде подозреваются в связях с туркменскими спецслужбами". (автор – Виктория Панфилова). Даже если материал поднимает действительно важную проблему, после такого заголовка сложно ожидать адекватной реакции от МИДа России.


Либо еще одни пример из той же "Независимой газеты": "Русские европейцы будут действовать сообща. Восемь миллионов наших соотечественников собираются лоббировать свои интересы без оглядки на Москву" от 6 декабря 2002 года, автор Максим Гликин. Журналист задает вопрос представителям российской диаспоры, проживающим в европейских странах: "То есть в российской политике вы участвовать не собираетесь?" Ответ: "Категорически. Российская политика – вопрос очень сложный и мы много не можем понять". Следует обратить внимание, что поддержка зарубежных соотечественников как раз является одним из важнейших направлений внешней политики Российской Федерации. Подобные заявления обязательно нуждаются в комментариях, так как налицо стремление оторвать значительную часть "русского мира" от России и происходящих в ней процессов. Если нет реакции на подобный материал, значит. подобная модель молчаливо поддержана и вполне может быть реализована.

Еще одна тема для обсуждения – цензура в российских СМИ. Как известно, российские олигархи активно используют русскую карту для реализации своих экономических интересов, а потому писать приходится с оглядкой на то, а кто спонсор этой газеты, дабы ненароком не задеть. Возникает вопрос: насколько российские СМИ могут в принципе обеспечит гласность и дискуссионность в обсуждении проблем русского зарубежья? Никогда не возникает проблем с "Российской газетой", которая, несмотря на статус государственной, идет на довольно смелые и острые репортажи. "Литературная газета", освещая даже такую острую тему как выборы за рубежом с участием русских партий, всегда предоставляет возможность для высказывания различных мнений и позиций. Пример: публикация двух совершенно разных материалов за 26 апреля: "Нет таких партий" и "В Центральной Азии наблюдается аллергия на "русские партии".

Газета "Труд" такой щепетильностью явно не страдает. Имели место прецеденты, когда журналисты со ссылкой на главного редактора не брали публикации с альтернативной точкой зрения той, которую ранее озвучила газета.


Почему так редко пишут о проблемах соотечественников? Потому, что никто не хочет заниматься мало прибыльной темой. А государство особо не вникает в то, что делают на этой поляне российские СМИ, да и не всегда может повлиять на газету, за спиной которой стоит влиятельный олигарх. Нужна сложная, многоходовая игра на завязывании интересов. Есть примеры, когда появление в российских СМИ ярких интересных материалов по данной теме – следствие длительных усилий.

А пока, наблюдается тревожная тенденция – сильные, подготовленные журналистские кадры уходят с данной темы. На ней не заработаешь денег, зато можно заработать уйму неприятностей. Кто самый популярный журналист в Москве, пишущий по данной теме? Наталья Айрапетова. Кто самый не любимый властями журналист? Она же. Потому что правду про себя читать не приятно, а воспринимать критику в газете как стимул для совершенствования работы у нас еще не научились.

Надо быть реалистами и признать, что маститые авторы писать на данную тему не будут (если они, конечно, не допущены к федеральному бюджету, выделяющему средства на проведение различных конкурсов). Значит, выход один – работать с молодыми начинающими журналистами

В рамках Международного Совета соотечественников создан ряд комиссий, но обязательно нужна группа по работе с прессой, в том числе и для пропаганды деятельности этой новой. но уже хорошо себя зарекомендовавшей структуры.

Постоянные рубрики, известные и читаемые соотечественниками, представлены в "Российской газете" и "Литературной газете". Постоянно освещает проблемы соотечественников газета "Вечерняя Москва".

Информационное агентство ИТАР- ТАСС в 1998 году выступило с инициативой по проведению первого Всемирного конгресса русской прессы, который образовал Всемирную ассоциацию русской прессы. Русская пресса издается в 63 странах мира. Только в Соединенных Штатах Америки издается 72 русских газеты, 18 телеканалов разного формата вещают на русском языке. Как следствие, "сегодня мы реально можем говорить о руссофонии как о реальном факторе мирового информационного поля".(5).


Нельзя не учитывать деятельность, которую ведут религиозные организации. По оценке отдела внешних церковных связей Московской патриархии, есть такое понятие как "православная диаспора", работой с которой занят и названный отдел. К сожалению, усилия РПЦ и других активно действующих на "русской поляне" структур не всегда координируются. Что касается потенциала других религиозных конфессий, то он используется еще меньше. Хотя, очевидно, что замыкать структурирование русского мира только на православной тематике не правильно. Подобный подход не отражает многоконфессиональный характер российского общества и лишает нас существенного внешнего ресурса в лице русскоязычной части исламского, иудейского, римско-католического и других религиозных миров.


Примечания


  1. См. Росбалт, 09/12/2002, Главные новости 20.00.

  2. См. Аствацатурова М.А. Указ. соч.с.43-44.

  1. Там же с.42)

  2. См. В.Мукомель, Э.Паин Государственная политика России в отношении зарубежных соотечественников: этапы становления. Новые диаспоры. М., 2002. с.129.

5. См. Лужков Ю.М. Москва и соотечественники: новый этап взаимодействия.// Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. М., 2003. с.4.

6. См. Соотечественники за рубежом: положение, проблемы развития общего культурного и информационного пространства, потенциал экономических и гуманитарных связей.// Вестник Совета Федерации.2002.№2. с.52.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Сохранение единства полицентрического государственного организма возможно тогда и только тогда, когда развитие общеимперской инфраструктуры опережает экономическое развитие регионов.(1).

По аналогии с вышесказанным можно предположить, что возможности сохранения устойчивой связи России с зарубежным русским миром будут определяться не столько состоянием русских организаций и степенью информированности о происходящих там процессах (мониторинг), сколько уровнем функционирования каналов связи. Следовательно, основные усилия экспертного сообщества должны быть направлены на разработку и формы внедрения эффективных каналов взаимодействия: Россия – русский мир, т.е. на создание инфраструктуры.


Проведенное исследование позволяет сделать два основных вывода.

1. Российская диаспора не однородна и единая модель работы с ней, не учитывающая стратовых особенностей не приемлема.

2. Исходя из результатов исследования и анализа всего накопленного опыта по работе с соотечественниками, представляется возможным констатировать следующее. Поскольку современная Россия не есть моноэтническое и монокультурное государство, а есть фрагмент крупнейшего в мире социокультурного образования с особой историей формирования «государствообразующей нации», диаспоральная политика Москвы не может строиться по типу еврейской, армянской, венгерской, китайской и других моделей.

Этот опыт должен быть учтен и по возможности переработан, но он не может быть применен по отношению к полиэтническому, полирелигиозному и многокультурному миру, которым является т.н. российская диаспора.

Декларированная Российским государством и поддержанная диаспорой идея собирания и структурирования русского мира, которая испытывает серьезные сложности в реализации. С одной стороны, современный мир уже поделен и существующие диаспоральные сети и этнокультурные миры не настроены пускать в систему устоявшихся связей нового и потенциально сильного игрока. С другой стороны, сама российская диаспора, без поддержки извне не способна реализовать собственный ресурс и структурироваться как «русский мир». Внешних же игроков, в том числе и в России, способных реализовать эту задачу, практически, нет. Российские ФПГ активно используют потенциал диаспоральных сетей, но предпочитают иметь дело с уже устоявшимися структурами. У органов федеральной власти нет ни финансовых, ни организационных возможностей для выстраивания эффективной игры.

Из субъектов Федерации идею русского мира декларирует только Правительство Москвы, остальные предпочитают реализовывать патерналистскую и репатриационную модели взаимодействия с «зарубежными соотечественниками».

Мы согласны с мнением одного из ведущих специалистов по проблемам этнополитики Сергея Градировского, что ставка на этничность при структурировании русского мира себя не оправдала, тем, не менее, она продолжает культивироваться и озвучиваться не только политиками, но и государственными деятелями.


Так называемое русское движение, включающее общественные организации и политические партии, созданные по этническому признаку, объединяющее в основном неадаптированную часть нетитульного населения, стремительно сокращается и маргинализируется. Это движение не обладает ни общественным, ни экономическим, ни социокультурным ресурсом для того, чтобы стать основой «русского мира» и решать как задачи собственного развития, так и быть инструментом российской внешней политики.

Политические партии и организации, созданные по этническому признаку теряют популярность у электората, причем не только в странах ближнего зарубежья, либо дискредитируют себя после получения депутатских мандатов (недавний пример с За ПЧЕЛ в Латвии).

. Попытки реализовать прагматическую модель, используя потенциал т.н русского бизнеса пока не дали нужного результата, т.к. большинство представителей экономических кругов не предлагают иных вариантов, кроме той же патерналистской модели «поддержки бизнеса», только на основании «пятой графы». Та часть т.н. русского бизнеса, которая тесно завязана экономически на Россию и готова структурировать себя как составная часть «русского мира» не видит реальных предложений со стороны России, в том числе и по причине поделенности российского рынка и нежелании уже действующих экономических игроков допускать новых участников, что было достаточно наглядно продемонстрировано в Москве. Несмотря на то, что Ю.М.Лужков официально озвучил идею здорового протекционизма для деловых кругов русского зарубежья, реализация ее саботируется бизнес-кругами столицы.

НЕОБХОДИМА СМЕНА ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ

Официально провозглашенный термин «соотечественники», озвученный во всех документах, касающихся проблем зарубежной российской диаспоры, на деле не консолидирует, а разобщает ее, так как далеко не вся часть российской диаспоры идентифицирует себя с этим понятие, что подтвердилось данными экспертного опроса. В международной практике термин соотечественник употребляется только к гражданам страны, проживающим на ее территории, либо находящимся на территории других стран временно или постоянно.


В конце 90-х годов прошлого века диаспоральная политика уже находилась в ситуации острейшего кризиса, из которого удалось частично выйти с помощью декларации прагматического подхода к диаспоре как к важнейшему интеллектуальному, экономическому и социокультурному ресурсу России. Однако практика показала, что проблема не столько в России, сколько в самой диаспоре. Точнее в модели, согласно которой определенный тип организаций и лидеров стали представлять себя как российскую диаспору.

НЕОБХОДИМО ЧЕТКО ОПРЕДЕЛИЬТЬ КРИТЕРИИ: с кем и с какими организациями Россия готова и будет работать, а с кем нет. Критерий: Россия должна поддерживать те организации и те персоналии, в том числе и политиков, которых поддерживают русские и люди других национальностей. относящие себя к русскому миру, и чья деятельность служит укреплению и развитию диалога между Россией и странами проживания диаспоры.

Диаспоры в современном мире – это мощнейшие проводящие сети. Вполне вероятно, что дальнейшее развитие международных отношений превратит мировые диаспоры в субъект международного права. Кто будет заказчиком и реализатором этого глобального проекта? Этот вопрос был задан одним из авторов книги и Сергеем Градировским в совместном аналитическом документе, подготовленном по заказу одной из транснациональных корпораций. Мы не смогли дать однозначного ответа на данный вопрос. Дискуссия продолжается.


Примечания


1. См. Княгинин В.Н. Доклад на организационно-деятельностной игре "Проектирование институтов и технологий стратегического управления Республики Армения", 30.10 –3.11.2002 г.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



  1. Арутюнян Ю., Дробижева Л., Сусоколов А. Этносоциология. Аспект Пресс, М., 1999.

  2. Аствацатурова М.А. Диаспоры в Российской Федерации: формирование и управление. Р-на-Д., Пятигорск. 2002
  3. Болтков В.Х, Куличков А.М. Феномен наций и национально-психологические проблемы в социологии русского зарубежья. М., 1998.


  4. Виннер Б.Е. Этнические организации в Санкт-Петербурге. Социологический журнал. 2001. № 1.

  5. Вышеславцев Б.П. Русский национальный характер // Вопросы философии. 1995. № 6.

  6. Градировский С., Межуев Б. Русский мир как объект геокультурного проектирования. Русский архипелаг. 2003.

  7. Игнатьев Р.Н. Влияние политических границ на этническое самосознание. Диссертация на соиск. ученой степени канд.ист.наук. М., 2002.

  8. Интервью С.Кириллова "Русский архипелаг". 2003г.

  9. Калашников М., Крупнов Ю. Гнев орка. Америка против России. М., 2003.

  10. Конгресс соотечественников, проживающих за рубежом 11-12 октября 2001 года. Москва. Итоговые материалы. М., 2001

  11. Княгинин В.Н. Доклад на организационно-деятельностной игре "Проектирование институтов и технологий стратегического управления Республики Армения", 30.10 –3.11.2002 г.

  12. Купчинский Р. Общими усилиями делать Украину Украиной. День 2 сентября 1997г.

  13. Лаллукка С. К типологизации развития диаспоральных идентичностей финно-угров России. Финно-угорский вестник.№1(13).1999.

  14. Лужков Ю.М. Москва и соотечественники: новый этап взаимодействия.// Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. М., 2003.

  15. Материалы круглого стола "Этничность и диаспоральность". М., 1997.

  16. Матюхин П. Судьбы эмигрантские // Вечерняя Москва. 1997. 21 февраля

  17. Международный опыт защиты соотечественников за рубежом. М.,2003..

  18. Мендикулова Г.М. Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие. Алматы.1997.с.3.

  19. В.Мукомель, Э.Паин Государственная политика России в отношении зарубежных соотечественников: этапы становления. Новые диаспоры. М., 2002

  20. Национально- культурные и религиозные организации Санкт – Петербурга. С – П. 2003
  21. О положении российских соотечественников в зарубежных государствах. Министерство РФ по делам национальностей и федеративным отношениям. М., 1997


  22. Переслегин С. Б. Самоучитель игры на "мировой шахматной доске": Законы геополитики. Классика геополитики. ХХ век. М.,2003.

  23. Полоскова Т.В., Цветков Д.Ю. Российская диаспора в странах Балтии. М., 2003.

  24. Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М., 2003. с.28.

  25. Поршнев Б.Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М., 1973.

  26. Пушкарева Н.Л. Пути формирования русской диаспоры // Этнографическое обозрение. 1992. № 6.

  27. Росбалт, 09/12/2002, Главные новости 20.00.

  28. Русский архипелаг. Интервью П.Г.Щедровицкого 2003 год

  29. Смирнова Т.М. Национальность – питерские. Санкт-Петербург. 2003.

  30. Солдатова Г. Психология межэтнической напряженности. М., 1998;

  31. Соотечественники за рубежом: положение, проблемы развития общего культурного и информационного пространства, потенциал экономических и гуманитарных связей.// Вестник Совета Федерации.2002.№2.

  32. Ульянов Н. Русское и великорусское // Этнографическое обозрение. 1996. N 6.

  33. Членов М. Еврейство в системе цивилизаций (постановка вопроса). Диаспоры 1999. №1.

  34. Шик Е. Приблизительные выкладки о понятии "диаспора" и экспериментальные наблюдения его применения в венгерском контексте. Новые диаспоры. М., 2002.с.23.

  35. Шульга Н. Формирование политики украинского государства по отношению к диаспоре. Новые диаспоры.М., 2002.с.204.

  36. Юхнева Н.В. Между традиционализмом и ассимиляцией (о феномене русского еврейства) Диаспоры 1999.№

  37. Andreas von Bulow. Da sind Spuren wie von einer trampelnden Elefantenherde. // Der Tagesspiegel. January 13.2004

  38. Armstrong. John A. Mobilized and Proletarian Diasporas. American political Science Review.70.N 2(June.1976).

  39. Brah A. Cartographies of Diasporas: Contesting identities.London and New York.1996
  40. Brass P. Ethnicity and Nationalism: Theory and Comparison. New - Delhi 1991.


  41. Benson Linda The Ili Rebellion: the Moslem Challenge to Chinese Authority in Xinjiang. Armonk.N.Y.1990.

  42. Ethnic Diasporas: A Threat to their Hosts? In International Migration and Security.(Ed.) by Miron Weiner. Boulder, San Francisko, Oxford.

  43. Held D. Democracy and the Global Order. From the modern State to Cosmopolitan Governance. Great Britain.1955.

  44. Milton J. Esman. Ethnic Pluralism and International Relations. Canadian Review of Studies in Nationalism.XV11. 1-2 (1990).

  45. Pal Nyiri Expartianing is patriotic?// Diasporas and politics. Budapest. 2001. Shanghai New Migrants Research Project Team. 1997.

  46. The Volume and Dinamics of International Migration and Transnational Social Spaces. Clarendon Press, Oxford.

  47. Zhuang Guotu. Policies of the Chinese Government toward Overseas Chinese Since 1978//The Asia – Pacific world and China:Human development.2000.No 10. Tokio



ПРИЛОЖЕНИЕ



  1. Татьяна Полоскова


"ТРЕБУЕТСЯ ПАСТОР ШЛАГ" (опубликовано в сокращенном варианте в "Российской газете", 26.06.03)


Роль неофициальных международных посредников существенно возрастает в тех случаях, когда диалог между странами затруднен или не возможен вообще. Именно тогда на передний план выходит народная дипломатия, субъекты которой весьма разнообразны. Это могут быть общественные организации, политические партии и движения, финансово-промышленные группы. О необходимости использовать ресурс нашей зарубежной диаспоры для развития диалога между странами неоднократно говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Анализируя в данном контексте возможные перспективы развития Союзного государства и современное состояние российско-белорусских отношений, приходится констатировать, что диалог существенно тормозится отсутствием широкой общественной поддержки. На официальном уровне вроде бы все хорошо. А вот реальных лоббистов развития и укрепления российско-белорусских связей мало. Организации многочисленной белорусской диаспоры в Москве практически, не заметны, что выглядит разительным контрастом на фоне политически активных и экономически самодостаточных азербайджанской, армянской и других диаспор Москвы, предпринимающих активные и довольно эффективные усилия для защиты национальных интересов титульного государства.


На довольно частых "посиделках" представителей деловых, экспертных кругов, имеющих отношение к сфере российско-белорусских отношений, не так часто фокусируют внимание на создании реально действующей системы лоббирования интересов Союзного государства. Представляется, что такой системы нет вообще. Как следствие, не только простой народ, но и часть российского истеблишмента не понимает, в чем смысл этого Союза, каковы его перспективы, а российские бизнесмены не знают через какие рычаги надо действовать, чтобы обеспечить защитить свои экономические интересы в Белоруссии.

Россия не простительно мало задействует ресурс народной дипломатии – потенциал политиков, бизнесменов, известных экспертов, деятелей культуры. Похоже, что в высших эшелонах власти вообще плохо представляют весь расклад реальных российских игроков на внешнеполитической арене: от олигархов до политконсультантов.

Что же касается наших добровольных помощников из соседних стран, то здесь порой не понятно, кто кого использует и в каких целях. Так, некоторые политики в странах СНГ и Балтии, работающие на ниве защиты прав русскоязычного населения, давно превратили свое занятие в бизнес. В российских же СМИ лидеров зарубежных общественных организаций и политических партий, выступающих в поддержку русского населения и развития контактов с Россией, стараются всуе не упоминать. Либо хорошо, либо никак. Когда с треском провалилась на парламентских выборах Объединенная народная партия Эстонии, то назывались сотни причин, кроме одной – слабость и коррумпированность лидеров этой "пророссийской организации".

Еще один пример. Лидер латвийской Партии народного согласия (ПНС), при "коммунистическом" режиме, работавший спасателем на лодочной станции, а в начальный период независимости возглавлявший Министерство иностранных дел страны ( кстати, как раз в тот период, когда отношения между Россией и Латвией были особенно напряженными), отойдя от дипломатической стези довольно быстро смекнул, что деятельность на ниве защиты прав национальных меньшинств не только расширит круг возможностей в России и странах ЕвроСоюза, но может принести немалые политические и финансовые дивиденты в Латвии. Выступления в поддержку русскоязычного населения, частые поездки в Москву существенно расширяли круг связей не только в российских политических кругах, но, что важнее прямиком вели к тем, от кого зависела судьба поставок нефтепродуктов в Латвию. И завертелась, как в известном анекдоте, челночная дипломатия. Это когда российским политикам имярек обещает свой приход к власти и решение всех проблем "русскоязычного населения"(дело за малым – окажите политическую поддержку), а латвийским портовикам – решение всех проблем с трубой в России( естественно, в обмен на финансовую подпитку). Однако, шло время, отношения между странами не улучшались, а труба вообще закрылась, и похоже еще долго не откроется.


В России действительно с симпатией относились к бывшему министру и действующему спасателю русскоязычного населения Латвии. Накануне парламентских выборов осенью 2002 года За ПЧЕЛ была организована информационная поддержка в России, лидера ПНС принял лично президент России В.В.Путин. И что же наш герой? Получив вожделенный мандат, он тут же заявил о выходе из ЗаПЧЕЛ, т.к. нахождение среди "одиозных борцов" за права нацменьшинств лишает его возможности вновь получить утраченный ранее министерский портфель. Короче, миссия закончена. Забудьте. Что же касается претензий местных олигархов, так и не добившихся бесперебойных поставок нефти и открытия трубы, то альтернатива такова: или им надо становиться игроками самим, в том числе влить на власти с целью либерализации законодательства в сфере прав нацменьшинств, содействовать развитию российско-латвийских отношений, либо искать очередного спасателя и бесконечно наступать на одни и те же грабли.

На самом деле, неформальные контакты могут быть первой ступенью к серьезному диалогу. Радует, что в этой сфере есть действительно обнадеживающие примеры. Не так давно Совет организаций российских соотечественников Эстонии выступил с инициативой создания эстоно-российского общества дружбы. Буквально за считанные дни целая группа известных русских и эстонских бизнесменов, деятелей культуры, политиков изъявила желание войти в эту организацию. Может быть действительно, новое – это хорошо забытой старое? Хотя, в принципе, дело не в названии. А критерий эффективности достаточно прост – есть ли реальный результат от такого посредничества.



  1. Татьяна Полоскова

"НЕТ ТАКИХ ПАРТИЙ" ("Литературная газета", 26 марта – 1 апреля,

2003 года)

Итак, очередные парламентские выборы в Эстонии закончились провалом “русских партий”. И немудрено, ведь на подобный исход активно работали ведущие российские телекомпании и депутатские “группы поддержки”, устроившие вояж в Эстонию чуть ли не за полчаса до открытия избирательных участков, демонстрируя при этом полное незнание проблем российских соотечественников и конкретной ситуации в чужой стране.


А чего стоят заклинания с экрана вроде: “Русская политика в Эстонии еще только начинается” или “Пора Москве перейти на жесткий тон!” Кому они были адресованы? Русскому избирателю? Ничего подобного! Русские в Эстонии уже давно ничего глобального от России не ждут. Это была игра определенных политических кругов: мол, смотрите, что мы можем! Мы самые главные борцы за права русских! Эта пиар-кампания завершилась плачевно и для России, и для русских политических объединений Эстонии. Между тем сам “русский вопрос” остался в стороне, потому что “решить” его за неделю-другую невозможно.

За годы существования новой России стало очевидно, что государственная “диаспоральная” политика демонстрирует явную неэффективность. Усилия отдельных лидеров, предпринимателей и интеллектуалов по структурированию “русского мира” и предотвращению центробежных тенденций в диаспоре явно не поспевают за процессами, происходящими в ней.

А что же сама диаспора? Казалось бы, деструктивные тенденции в русском зарубежье должны в первую очередь волновать партии и политические объединения, рекламирующие себя в качестве радетелей прав национальных меньшинств. Только что-то неладное происходит с ними в последнее время. Политический блок “За права человека в единой Латвии” (ЗаПЧЕЛ), пользовавшийся безоговорочной поддержкой России и триумфально прошедший в парламент осенью 2002 года (второе место по итогам голосования), развалился, не дожив до весны 2003-го…

Ладно бы только с Латвией так обстояло дело! Но вот пример из другой, как говорится, оперы, но тоже имеющий отношение к нашим соотечественникам и “проявляющий” проблему с другой стороны: созданная для защиты прав евреев – выходцев из России политическая партия “Исраэль ба алия” еле-еле набрала два места в кнессете на прошедших выборах вместо бывших шести. Выяснилось, что в условиях жесткой борьбы за голоса русскоязычного электората одними декларациями не обойтись.

Каков же вывод? Избирателю в дальнем или ближнем зарубежье, по большому счету, не важно, каков удельный вес того или иного политического объединения в России. Ему важно, что именно эта партия в состоянии сделать для него в конкретной стране проживания. Эффективность деятельности т.н. этнических партий во всем мире оценивается по такому критерию, как реальный вклад в поддержку и развитие диаспоры. А реальный вклад невозможен без понимания процессов, происходящих в диаспоральной среде, без знания ее запросов и чаяний.


Что же касается Эстонии, то сегодня нам всем важно понять, почему Россия упустила свой шанс и почему проиграли “русские партии”. Парадоксально, но факт: количество русских граждан в Эстонии растет, а число голосующих за русские партии падает. Значит, не в количестве дело. Тогда в чем же?

Для русских граждан Эстонии проблемы гражданства и языка уже не столь актуальны, однако ничего сверх этого “русские партии”, находящиеся в вечной конфронтации с властями, предложить не могут. Само попадание их в парламент, что нередко видится лидерам в качестве самоцели, тоже не показатель. Так, будучи депутатами парламента, представители ОНПЭ (Объединенной народной партии Эстонии) практически там не выступали, а зачастую вообще отсутствовали. Целенаправленной работы с электоратом также не велось, так как все силы поглощали поездки в Москву и “борьба” со злонамеренными москвичами, упорно не желавшими брать стремительно теряющую популярность партию и ее лидеров на полное денежное довольствие.

Конкуренты ОНПЭ на “русской поляне” – прежде всего Центристская партия – выступили с рядом весьма своевременных законодательных инициатив в сфере либерализации закона о гражданстве; организовали Союз будущих граждан Эстонии и русскоязычную молодежную организацию центристов. Из пропагандистских целей? Несомненно. Но гораздо хуже, когда партия вообще не работает с электоратом, а поступает как лидер ОНПЭ Евгений Томберг, заявивший, что Россия должна помогать ОНПЭ при любом раскладе. Должна – и точка! Закономерно, что после декларирования этих амбиций последовал провал на муниципальных выборах и фактический уход с политической арены после парламентских выборов.

И вот тут стоит подумать над тем, почему наша диаспора в Эстонии не хочет голосовать за партии, декларирующие “русскость”. А потому, что не верит их лидерам и не верит в их способность выполнять то, что обещают. Кроме того, “русские партии” постоянно выясняют отношения друг с другом, а потому внутренне слабы. Эксперты видят основную причину их слабости еще и в низком профессионализме лидеров. Сами же руководители этих партий в качестве основной причины неудач называют отсутствие должной организационной и финансовой поддержки со стороны Москвы.


Что делать? Прежде всего нам в России необходимо понять, что российская диаспора не слепой котенок, который постоянно нуждается в указаниях со стороны. К реальному выбору диаспоры, пусть он даже кого-то раздражает, относиться нужно с уважением. Упустила ли Россия окончательно свой шанс для влияния в Эстонии? Не хотелось бы отвечать на этот вопрос однозначно утвердительно. В качестве утешительного приза могу сообщить российскому читателю следующую информацию: в парламенте Эстонии создана межфракционная группа из 6 русских депутатов. Насколько она будет эффективной “партией”, покажет время и наша продуманная поддержка.





Из выступления исполнительного директора Московского Фонда "Россияне" В.М.Скринника на заседании Правительства г. Москвы 20 августа 2002 года



<< предыдущая страница   следующая страница >>