zapogi.ru 1

записки классного руководителя

Возрождение зимнего сада



В понедельник, 5 февраля, кабинет истории выглядел как после монголо-татарского нашествия: холодно как на улице, так что пар валит из рта. Все комнатные растения числом около тридцати стояли с упавшими черными листьями… Накануне в пятницу перед выходными, мы проветривали классную комнату. Ваня Гусев закрыл форточку, но забыл задвинуть шпингалет. В субботу поднялся сильный ветер. Он открыл форточку и дул в нее морозом на беззащитные растения два дня. Выстояла и не замерзла только маленькая финиковая пальмочка. Красота, которая создавалась три года, погибла за два дня, а может и за два часа.

Видя мой подавленный вид, Вика Анисимова сказала: «Не горюйте, Елена Михайловна! Мы разведем цветов еще больше, чем было! И, действительно, вскоре дети стали нести из дома от мам и бабушек, от знакомых и друзей маленькие побеги, которые мною укоренялись и быстро начинали расти. В этом нам добровольно помогали учащиеся других классов. Больше всего комнатных цветов принесли Вика, Ваня, Юля, Илья, Ира и Лера.

Надо что-то делать!



Очень много нарушений дисциплины на уроках у мальчиков. У некоторых случается до шести замечаний в неделю.

Что делать? Как бороться? Решила поговорить об этом на собрании всей нашей классной семьи – детей и родителей. В назначенное время все собрались. Говорили, как водится, учителя, расписывая «в красках» кто и как мешает вести урок. «Виновники торжества» обещали исправиться. И как не обещать, ведь решение было принято суровое: если мальчики не исправят свое поведение в течение «испытательного» срока, то будет поставлен вопрос о переводе их на четверть в другие школы! За это решение проголосовали почти единогласно.

Прошла неделя. У Ильи – ни одного замечания, у Артема – одно, а у Вани – целых три! В пятницу, на классном часе, когда я писала об этом в дневник Ване, он беззвучно плакал, и слезы прозрачными горошинками катились по его щекам… Собрав всю твердость духа говорю Ване, что время у него ещё есть и все можно исправить, если постараться. Ваня не ответил и, затолкав дневник в портфель, молча ушел домой.

Прошла вторая неделя. В строго конфиденциальном разговоре со мной, заперев дверь лаборантской, Ваня попросил поставить ему за неделю «примерное» поведение, потому что у мамы в воскресенье день рождения и он не хотел бы ее огорчать «неудом», а на следующей неделе она обязательно заработает «примерное». Я решительно отказала: «Обманывать маму в день ее рождения я не буду, а оценку по поведению в дневник на этот раз ставить не стану вообще. Это все, что я могу для тебя сделать». На том и расстались: огорченный Ваня, взволнованная я. Через несколько дней случайно встретила маму Вани. Она жизнерадостно осведомилась «Ну, как поведение у Вани?» - «Как обычно», - ответила я. Она удивилась: «Как? А в дневнике стоит пятерка и ваша подпись!». Теперь настал черед удивляться мне.

Началась последняя неделя «испытания». Ваня подавал дневник и просил поставить оценку по поведению. Класс же в целом дежурил по школе. Артем, вместо того, чтобы стоять на своем посту, как, неутомимый колобок «катался» по всем коридорам и лестницам. Бегал так, что мокрые от пота волосы прилипали ко лбу. Говорю ему «Надеюсь, что после такого «дежурства» ты хоть спокойно высидишь урок». Через какое-то время случайно узнаю, что мои мальчики, которым угрожает перевод в другие школы, не переменах бегают вокруг школы и «выгоняют» накопившуюся за урок энергию, чтобы спокойно высидеть другой урок.

Видя мои круглые от удивления глаза, Ваня объясняет с чувством «Елена Михайловна! Но надо же что-то делать». В конце недели у Вани замечаний по поведению не было. Он бесконечно рад, а я – вместе с ним. С огромным удовольствием пишу ему в дневник «примерное», ставлю цифру пять и слово «действительно» рядом. Все это под диктовку Вани для полной достоверности. У Артема за неделю два замечания, но на одно пришлось закрыть глаза, т.к. классу оценка по поведению была снижена и, таким образом, он тоже избежал «вылета» из школы. Илья не получил замечаний вообще и лицо его расплывается в непосредственной счастливой улыбке.

Вообще, пока все идет как надо. Мы все вместе! Ура!