zapogi.ru 1


Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение Высшего профессионального образования

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Северо-Западный институт

Кафедра культурологи и русского языка

РЕФЕРАТ

«Символизм в культуре (на материале литературного творчества)»

Выполнила: студентка II курса

Факультета экономики и финансов

Группа 2404

Баязитова А.Л.

Проверила: доктор философских наук, профессор

Капустина Л.Б.

Санкт - Петербург

2011


Содержание

Введение

  1. Символизм как феномен культуры………………………………………4

    1. Поэтика символа и символизма……………………………….5

    2. История символизма в России...................……………………8

  2. Символизм в творчестве А.Блока……………………………………….12

    1. «Стихи о Прекрасной Даме»…………………………………..12

    2. А.Блок и поэма «Двенадцать»………………………………….18

Заключение

Список литературы

Введение

Конец XIX - начало XX вв. - это сложный, противоречивый взлет и одновременно упадок отечественной культуры, получивший название «серебряного века». Именно в это время произошел отход от канонов классического искусства и поиск утонченных, элитарных форм выражения мысли и чувства в художественном произведении.

В литературе рассматриваемого периода можно выделить три основных направления: символизм, акмеизм и футуризм.

Для символистов был характерен отход от реальности и обращение к миру нереальному, идеальному. Материальный мир для символистов – только маска, сквозь которую просвечивает иной мир духа.

 В стихах, и прозе символистов всегда присутствуют какие - то таинственные символы, над разгадкой которых иногда приходится долго размышлять.


Русский символизм - явление сложное, не покрываемое одним рядом каких-либо характеристик. На разных этапах становления и в творчестве разных художников ценность символизма выявлялась по-разному.

К символизму можно отнести творчество таких поэтов как Д.С. Мережковский, К. Бальмонт, В. Брюсов, А. Блок. Рассмотрим же далее творчество А. Блока в связи с русским символизмом.

Александр Александрович Блок (1880 - 1921) оставил солидное поэтическое наследие, привлекающее неизменное внимание читателей. Даже в последние десятилетия, веянием которых стало обращение к авторам малоизученным или по каким-либо причинам непризнанным ранее, появилось немало сочинений, где исследуется его творчество.

Цель данной работы – рассмотреть творчество А.А.Блока и символизм.

Задачи:


  1. Изучить символизм как одно из направлений в литературе;

  2. Выявить черты символизма в творчества А.Блока по его произведениям: «Стихи о Прекрасной Даме» и поэма «Двенадцать».


1. Символизм как феномен культуры
Символизм возник в 1870-е годы во Франции, в творчестве таких поэтов как П.Верлена, С.Малларме, А.Рембо. Это первое направление модернизма в европейское литературе. Однако становление символизма как самостоятельного литературного течения следует отнести к середине 1880-х гг.

Для французского символизма в первую очередь были важны художественные принципы. «Символисты исходили из того, что в художественном произведении все значимо, все символично: символичны цвета картины, символичны звуки музыки и звучание стиха»1. Особое французские поэты уделяли мелодичности стиха, которую видели в плавности ритма, звуковых повторах, напевной интонации. В дальнейшем они разработали много новых форм организации стихотворного текста, например свободный стих.

Символизм, зародившийся во Франции, быстро распространился и по другим странам Европы. Особое значение имело развитие символизма в Германии и России.


В Германии развитие модернизма тесно связано с творчеством выдающегося композитора Р.Вагнера и философскими идеями Ф.Ницше. Музыкальность, которая играла главную роль в эстетических взглядах французов, в Германии приобрела совершенно иной мистический оттенок: «музыка – это основа мира, Душа мира»2. Под музыкальностью немецкие символисты понимали не просто мелодичность стихотворения, а отражения в нем наиболее глубоких тайн жизни и бытия. Музыка может выразить то, что не выразить ни словом, ни цветом, ни контуром.

В России идеи символизма приходили как из Франции, так и из Германии. Годом рождения российского символизма считается 1892 год. Д.Мережковский считал, что символизм – это не подражание французской моде, а возвращение к древнему искусству символов.
1.1 Поэтика символа и символизма
Историю символа мы можем себе представить как развертывание его основных качеств. Если рассматривать роль символа в литературе, то особое внимание следует уделить его становлению XIX-XX вв.

Говоря о новейших культурах, следует подчеркнуть, что символ и символическое здесь – всегда лишь часть языка эпохи. Их функционирование возможно лишь в оппозиции: «символическое – несимволическое». В результате появляются два противоборствующих направления: символотворчество и символоборчество. Тенденции к символизации и десимволизации не симметричны. Символизация способна создать новые символы и системы символов, но десимволизация не в силах их уничтожить.

Существенно и другое. Текст в новейшей культуре рассматривали как конфигурация «символических» и «несимволических» компонентов. Для места «символического» в текстах существенно, в какие комбинации и с какими «несимволическими» окружениями могут вступать символы и из системы.

В эпохи, которые не ориентированы на «символическое», соответственно происходит активизация несимволических компонентов в текстах культуры: «из «фона» они переходят в разряд основных смыслообразователей текста»3. Одновременно и сокращается число текстов, в которые может входить тот или иной символ. Аудитория постепенно забывает смысл символа, в последствии чего он становится либо несимволическим знаком, либо аллегорией.


Д.Мережковский считал, что для символизма характерным является постоянная установка на создание символов. Одной из характерных черт является то, что благодаря металитературности, поэтике цитат создается то, что можно назвать метасимволами или метасимволичностью. Метасимволичность – это категория символов, которая описывает символы, символические системы («мифы»), носителей символического поведения и другие аспекты.

В одном из словарей символов была мысль о потенциальной символичности «несимволических» культур. Иными словами, одни и те же знаковые образования могут свободно передвигаться по линии: «несимвол» - аллегория – символ. «Предсимволисткая поэтическая культура подразумевала один круг значений образа «заря» для пейзажной лирики, другой – для интимной, третий – для политической. В первом случае значение образа сближалось со словарным, во втором и третьем оказывалось аллегорически двуплановым (один план принадлежал к естественному языку, другой – словарю жанра) »4. Пройдя через эти контексты, образ «зари» вобрал в себя философские, мистические, социальные, психологические иные смыслы.

Не малую роль играла и установка на символизм воспринимаемого. Аудитория должна была учиться прочтению новых символов не только из них самих, но и от некоторых вне текстовых стимулов.

В 1890-х гг. происходило становление символистики ориентированной культуры, в которой импрессионистические образы сыграли двоякую роль. С одной стороны, они разрушали стандартные контексты употребления поэтического слова. «Слово, свободно входящее во многие контексты, - это потенциальные символ, накопитель памяти о своих разнообразных контекстных значениях»5. С другой стороны, импрессионистический образ, способствовал возрождению «простых символов», связанных с восприятием пространтсва, цвета и звука.

Как сами символисты, так и исследователи данного литературного направления рассматривали символизм в его индивидуальности и противопоставленности другим субкультурам эпохи.


Вся русская литература конца XIX - начала XX в. Стремилась к возрождению «символического».

1.2 История символизма в России
История русского символизма чаще всего рассматривается поэтапно:


  1. «старший символизм», или «декаденство» (1890-х гг.): В. Брюсов. К. Бальмонт, Ф. Сологуб, Д. Мережковский, 3. Гиппиус;

  2. «младший символизм», или символизм в узком смысле слова (1900-е гг.): А. Блок, А. Белый, В. Иванов;

  3. Русский символизм во время первой русской революции (1905-1907 гг.)

  4. «кризис» символизма ( 1907-1910 гг.).

Одной из центральных тем русского декадентсва был релятивизм: «истин в жизни много и ни одна из них не лучше другой»6. Другой устойчивой мыслью было равноправие добра и зла. Более того, декаденты зачастую предпочитали добру зло и были склонны воспевать дьявола.

Психологический символизм вел к созданию двух типов лирического героя. Первый связан с мотивами бегства от людей, создания своего изолированного мира. Второй тип – активная, героическая личность.

Декаденты также абсолютизировали красоту. Некоторым из них даже была близка мысль Достоевского о том, что красота спасет мир. «Неземная красота позволяет увидеть многообразие и глубину материального мира»7.

Другой важной темой, связанной с красотой, была земная, страстная, а иногда даже порочная любовь. Старшие символисты говорили о том, что любовь подобна стихиям природы, поэтому любовная лирика родственна пейзажной.

К младшим символистам в основном относились поэты, считавшие себя учениками В. Соловьева. Вступив в литературу в начале XX в., они не только противопоставляли себя декадентам, но и принесли много новых идей в современную литературу.

Как и В.Соловьев, поэты были твердо убеждены в существовании мира божественных идей. Младшие символисты считали себя не только предвестниками, но и свидетелями зарождения нового мира.


Для творчества младших символистов были важны религиозно-философские идеи В.Соловьева, однако, в отличии от самого Соловьева, «для них идей имели в значительной мере мифологизированный характер»8.

Интерес к мифологии и мифотворчеству был характерен для всех младших символистов. Возрождение интереса к мифологии является характерной чертой модернистских направлений искусства XX в. И в какой-то мере именно символизм заложил основные принципы нового мифологизма.

В основном историю символизма в России делят на 3 этапа: старшие символисты, младшие символисты и так называемый «кризис», в который включает в себя революцию 1905-1907 гг.. Но в ряде некоторых исследований в качестве особого этапа все же выделяют годы первой русской революции.

Приближение первой революции в России определило кардинальные черты русской культуры конца XIX начала XX в. как предреволюционные. Возникали разнообразные попытки заглянуть в будущее страны, не ориентируясь на научные знания. В литературе расцветали всевозможные «утопии, религиозно (Вл.Соловьев, Федоров), национально и христиански окрашенные (Ф.М.Достоевский - публицист), этические (Л.Н.Толстой), экзистенциальные и многие другие попытки «спасти мир» »9. Прогностицизм и утопичность этих устремлений сыграли свою роль в развитии русской культуры и искусства.

В ряду явлений культуры предреволюционной эпохи находит объяснение и символистская мистико-эстетическая утопия спасения мира Красотой, мысли о художнике-пророке, о будущем как царстве красоты, гармонии и целостности. Эти тенденции, проявившиеся в эстетизированном мистицизме младших символистов, затронули все направление.

Не малую роль в истории символизма сыграли попытки осознать революцию как факт символического значения, а символизм – как феномен революции.

Встреча с революцией – это одна из важнейших встреч в истории русского символизма, которая изменила дальнейшую судьбу это литературного направления и его место в культуре. «Реальность событий 1905-1907 гг., жестокость поражения революции стала и гибелью мистико-эстетизированных утопий спасения красотой, субъективистских иллюзий о художнике – «теурге», волей своей преображающем мир »10.


Главным вопросом для символизма был вопрос о месте искусства в годы революции. Но ответить на него символизм смог лишь двумя романтико-максималистскими идеями: апологией «дионисийского» разрушения («мистический анархизм») либо пафосом самоценности культуры («Весы»). Полемики первых послереволюционных лет показали невозможность для символизма разработать третью точку зрения на вопрос о художнике и революции и привели к организационному распаду направления.

С другой стороны, революция была и спасительной для дальнейших судеб наиболее ярких художников-символистов. Ценой утраты иллюзий, она открыла для них путик миру, к реальности и истории. Символизм должен был выйти из рамок символизма. Для многих это оказалось невозможным и привело к творческой деградации, но были и те, для которых этот новый творческий путь оказался выходом в большое искусство.

Два основных круга представлений подлежали переосмыслению после революции: о коренных свойствах человека (нации, человечества и др.) и о месте искусства в мире. Первый вопрос подводил символизм намного ближе, чем раньше, к реальности истории, к путям реализма, второй – с еще большей силой подчеркивал специфику символизма.

Обращаясь к современности, истории, быту, национальному характеру, символизм как бы оказывался на уже давно освоенной реалистами территории, отказываясь или частично отходя от своих символистских «миров впечатлительности». Но одновременно, символизм расширял смысл и функции символистского поэтического языка, раскрывал его возможность говорить обо всем.

В период кризиса также резко меняется содержание высшей символисткой ценности – красоты. Культ красоты как искусство, культура.

В позднесимволистском направлении уже не было ни бунтарского пафоса, ни веры в мистическое преображение мира, не создавался мир фантазии.

В свете постсимволизма 1910-х гг. модернистская «картина мира» раскрылась как целое. Понадобился высокий и трагический переход от символизма и раннего аскетизма к полсеоктябрьскому творчеству А.Ахматовой и О.Мандельштама, «кровавые годы фашистской и сталинской культурофобии, чтобы защита искусства, идеи «умножения» культурного пространства обнажили свои гуманные потенции»11.


«Древний язык символов, возрожденный символизмом, утратив связь с теми или иными групповыми настроениями, стал одним из могущественных языков русской и мировой культуры XX столетия»12.
2. Символизм в творчестве А.Блока
Творчество А. Блока во многом определилось эстетикой одного из модернистских литературных течений — символизма. Именно с ним связаны основные темы, идеи и образы блоковской лирики, ее художественные средства и приемы.
2.1 «Стихи о Прекрасной Даме»

Вхожу я в темные храмы,
Свершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.

Так родилось название сборника, который сразу же вывел молодого поэта в первый ряд русской литературы.

В цикле «Стихи о Прекрасной Даме» поэт возрождает идеал средневекового рыцарства, утверждает мысль о подвиге во имя чувства.

«Стихи о Прекрасной Даме», это стихи об идеальной, возвышенной любви, которую поэт испытывал к Л. Д. Менделеевой. 

Чистые чувства первой любви часто порождают идеализацию, обожествление возлюбленной, стремление видеть в ней все самое прекрасное, возвышенное, «неземное».

Творчество А.Блока называют автобиографичным и «Стихи о Прекрасной Даме» и представляют собой поэтический дневник становления возвышенного чувства Блока. Зная свою будущую супругу с детства, он увлекся ею по-настоящему лишь в 19-летнем возрасте, пригласив летом на даче на роль Офелии в любительском спектакле, где сам играл Гамлета. Четыре года трепетной любви — вся она, как на ладони, в «Стихах о Прекрасной Даме».

С одной стороны, «Стихи о Прекрасной Даме» являются художественным описанием вполне «земных» переживаний и любовных мук самого поэта, но с другой стороны в них раскрывается символистское ощущение мира, его понимание и пути развития вселенной.

Конечно, в сборнике могут быть выделены тексты, где господствуют мистические интерпретации изображаемого. Таково, например, знаменитое «Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»


В «Стихах о Прекрасной Даме» возлюбленная, лишенная каких бы то ни было земных черт, наделена признаками настоящего божества. Это Небесная Дева, Вечная Женственность. Владычица Вселенной, Лучезарная царица, Заря, Купина. Она часто является в сумраке, в тумане, окруженная зыбкими тенями. Возлюбленная представляется ему как будто в чудесном сне или в сказке.

«Святость его возлюбленной была для Блока непререкаемым догматом»13. Он так и называл её святая. «Её образ часто являлся ему в окружении церковных святынь и был связан с колокольными звонами, хорами ангелов, иконами, аналоями, скитами, соборами»14.

Блок никогда не чувствовал её слишком близкой к себе. Скорее наоборот, ему казалось, что она неблагосклонна и сурова; ему чудилась какая-то надменная строгость. Прекрасная дама скорее была зла, чем добра.

«Ты смотришь тихая и строгая», «величава, тиха и строга», «дольнему стуку чужда и строга».

Лирический герой - отрок, раб, инок, рыцарь, готовый всю жизнь с радостью служить своей Даме.

Рядом с нею он чувствовал себя убогим рабом, не смеющим и взглянуть на нее.

Слово «Она» Блок всегда писал с большой буквы. Все слова, имеющие к ней отношение: её Очи, её Розы, её Тайна.

Быть рабом своей Дамы казалось для Блока высшей свободой.

«В ранних стихотворениях Блока были нередки такие слова:
« Кто-то ходит…кто-то плачет…», « Кто-то зовёт… кто-то бежит…», « Кто-то крикнул… кто-то бьётся…».

Кто-то , а кто , неизвестно . Будто приснилось во сне. Вместо точных подлежащих - туманные.

А если и сказано кто, то невнятно: « Белый смотрит в морозную даль…».

А иногда ещё безличнее:
Прискакала дикой степью

На вспененном скакуне.

Прискакала, а кто, неизвестно. Подлежащего не было. Не то чтоб оно было спрятано, а его не было совсем. Поэт мыслит одними сказуемыми , которые и стояли в начале стиха. У него получалось такое:

Блеснуло в глазах. Метнулось в мечте.

Прильнуло к дрожащему сердцу.
А что блеснуло, метнулось, прильнуло, это оставалось несказанным. Такие бесподлежащные, бессубъектные строки отлично затуманивали речь.»15

Во всех стихотворениях цикла о Прекрасной Даме раскрывается необычайная одухотворенность лирического героя и самого поэта, утонченность души, бессменное желание познать истину существования, достичь высших целей. А любовь выступает как сила, обогащающая чувство жизни, ее потеря оборачивается смертью.

Во втором томе блоковской лирики любовь становится иной. Перед нами — любовь-страсть, дитя «страшного мира». С одной стороны, это чувство взаимное, реализованное, соединившее двух людей:

И как, глядясь в живые струи,
Не увидать себя в венце?
Твои не вспомнить поцелуи
На запрокинутом лице?
И когда со мной встречаются
Неизбежные глаза, 
Глуби снежные вскрываются,
Приближаются уста...


С другой стороны, это чувство стихийное и темное, роковое, влекущее к гибели. Встреча с возлюбленной представляется фатальным событием, которого можно не желать, но которое не может не свершиться.

Я не открою тебе дверей.
Нет. Никогда.
И снежные брызги влача за собой,
Мы летим в миллионы бездн...



Полет, кружение, огонь — основные метафоры любви-страсти. В этой стихии полностью преображается душа лирического героя. Новый этап развития темы любви — третий том блоковской лирики. Любовь в этом томе трагическая, потому что поэт явственно видит нестойкость этого чувства в подвижном меняющемся мире. Любовь здесь — лишь воспоминание, яркость которого усиливается жгучим чувством утраты:

Приближается звук.
И, покорна щемящему звуку,
Молодеет душа.
И во сне прижимаю к губам твою прежнюю руку —
Не дыша.
Снится — снова я мальчик, и снова любовник,

И овраг, и бурьян...

Знаком того, что поэт начал сходить с небесных высот на землю, были циклы «Распутье» (1902-1904) и «Пузырьки земли» (1904).

Звездный мир Прекрасной Дамы уступил в них место реальному миру с его социальными контрастами, скитаниями обездоленных («Из газет», «Повесть», «Улица, улица…»), бременем ежедневной изнурительной работы пролетариев (запрещенный цензурой стих «Фабрика»).

 Резко контрастировал со «Стихами о Прекрасной Даме» сборник «Снежная маска» (1907), посвященный актрисе Н. Волоховой. В ней властвовала «дионисийская» стихия «метельной», губительной страсти, надрывная в своей противоречивости любовь-ненависть. Центральная фигура сборника - Снежная Дева - была новым олицетворением Вечной Женственности. Как и Прекрасная Дама, она имела неограниченную власть над лирическим героем. Однако это была власть «царства тьмы», демонических разрушительных сил.

тема любви эволюционирует вместе с миросозерцанием поэта. В развитии этой темы, как в зеркале, отразился духовный путь, пройденный поэтом. Этот путь вобрал в себя трагические противоречия эпохи, мощное движение истории, наедине с которой отныне и навсегда остается человеческая личность. 
2.2 А.Блок и поэма «Двенадцать»
В январе 1918 г. Блок пишет свою самую знаменитую поэму «Двенадцать».

К.Чуковский назвал поэму гениальной. Весь творческий путь Блока Чуковский называет приготовлением к поэме «Двенадцать».

«Искусство всегда разрушает догмы», - утверждал А.Блок в годы революции. Поэма «Двенадцать» разрушила догмы старого искусства, а во многом и самого поэтического сознания Блока. Поэма революционна и по-своему духу, и по своей художественной структуре. Оттого и так велико было её влияние на поэзию и прозу 1920-х гг.

К.Чуковский выдвигает идею о том, что поэма «Двенадцать» - национальная поэма о России.

Если из поэмы попробовать убрать национальную окраску, то от стихов ничего и не останется, потому что это не окраска, а суть всего произведения. Ведь любовь Петьки и Катьки есть «та самая бедовая удаль, то хмельное разгулье, то восторженное упоение гибелью»16, в которых для Блока самая сущность.
-Ох, товарищи, родные,

Эту девку я любил…

Ночки черные, хмельные,

С этой девкой проводил…
По всей поэме гуляет ветер. Тот самый излюбленный Блоком отчаянный ветер, которым охвачены все его стихи о России. Нет ни одного эпизода, который не был бы обвеян этим ветром.
Разыгралась чтой-то вьюга:

Ой, вьюга, ой, вьюга!
Не видать совсем друг друга

За четыре за шага!



В этом ветре Блок уже давно воспринял революцию. Блок был певцом революции. Сам того не замечая, он уже несколько лет воспринимал Россию как революцию – фантастическую, национальную, русскую. И эту революцию он воспринял лишь постольку, поскольку она была воплощением русской народной бунтующей души. Остальные элементы революции были для Блока чуждыми.

«Чем больше мы всматриваемся, тем яснее для нас тот многознаменательный факт, что в нынешней интернациональной России великий национальный поэт воспел революцию национальную», - говорил Чуковский.

Блок хочет любить революцию такой, какая она есть. Он хочет любить её вопреки её героям и праведникам, принимает её хаос, потому что это русская революция.

«Пусть эти двенадцать – громилы, полосующие женщин ножами, пусть он и сам говорит, что их место на каторге, но они для него святы, потому что озарены революцией»17. Сам же поэт еще во время революции говорил, что видит ангельские крылья за плечами красногвардейцев. На то он и Блок, чтобы преображать все самое темное в святое. Пусть громилы, но с ними Христос.

Не спроста на последней странице Блок подменил героев и поставил во главе их Иисуса Христа. Это тонкая нить, проходящая через всю поэму не только в словах, но и в ритмах.


Если вслушаться в музыку поэму, то можно прочувствовать, что преображение низменного в святое происходит не на последней странице, а с самого начала, с самого первого звука.

При всем своем вульгарном словаре и сюжете, по музыке своей поэма торжественна и величава. С самого начала начинает звучать оркестровая музыка, а если это частушка, то сыгранная на органе.

Поэма также наполнена жаргоном, который не только делает её более народной, но и подчиняется мощной мелодии. «И даже такие слова как «сукин сын», «паршивый», «стервец», «толстозадая», «падаль», «буржуй», - даже эти слова поглощаются её и кажутся словами высокого гимна»18.

Появление в поэме Христа было подготовлено Блоком еще на первой странице. Это гимн – о Боге.

Блок не был бы собой, если бы в поэме не чувствовалась двоякость. Два абсолютно противоположных смысла.

Он всегда вслушивался в чужие толкования своей поэмы, надеясь, что найдется хоть кто-нибудь, кто объяснит ему смысл. Но ведь дать поэме какое-то одно объяснение нельзя, потому что написал её человек с двойственным восприятием мира.

Поэму толковали раньше и будут толковать еще тысячу раз. И всегда неверно. Потому что тут слиты воедино два никогда не сливаемых чувства. «Двенадцать» станет понятной лишь тому человеку, который, как и А.Блок, сможет вместить двойное понимание революции.

Заключение

Для символизма был характерен уход от окружающей реальности, использование в своих произведениях многозначных символов, интерес к миру идеальному, потустороннему.

Символизм как поэзия и искусство получил наиболее яркое и полное воплощение в творчестве Александра Блока.

Поэма "Двенадцать" - еще одно яркое проявление символизма. Она вся состоит из различных символов. Многие писатели, как российские, так и зарубежные, использовали символы, вкладывая с их помощью глубокий смысл в самые обычные, казалось бы, ничего не значащие сцены. Так, у Фета цветок — это женщина, птица — душа, а круг — иной мир, зная эти тонкости, лирику поэта начинаешь понимать совсем по-другому. Так же как Брюсов, Соловьев, Белый и другие представители литературного направления под названием "символизм", Александр Александрович Блок употребляет в своем произведении много символов: это и имена, и числа, и цвета, и погода.


Однако Блок часто выходил за рамки символизма, а первая русская революция и вовсе поменяла его мировоззрение, поменяла и его творчество.


Список литературы.

  1. Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – 480 с.

  2. Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – 192 с.

1 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.366

2 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.368

3 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.41

4 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.42

5 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.44

6 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.369

7 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.372

8 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.377

9 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.192

10 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.205

11 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.222

12 Минц З.Г. Поэтика русского символизма. – С.-Петербург: «Искусство - СПБ», 2004. – с.206

13 Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – с. 87


14 Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – с. 87

15 Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – с. 77

16 Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – с. 87

17 Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – с. 160

18Чуковский К.И. Александр Блок как человек и поэт. – М.: Русский путь, 2010. – с. 161